Законы, которые еще не написаны

Человек — это животное, которое сошло с ума. Из этого безумия есть два выхода: ему необходимо снова стать животным; или же стать большим, чем человек. 

Карл Густав Юнг 

Животные — часть естественного закона, они имеют свои права, потому что они разумны. 

Жан-Жак Руссо 

Всем известно, что моральный облик общества отражается в первую очередь в том, как это общество обращается с социально уязвимыми слоями населения. К ним относятся преимущественным образом пожилые одинокие люди, инвалиды, многодетные и неполные семьи, семьи, потерявшие кормильца, лица, имеющие доходы ниже прожиточного минимума. Но еще сильнее об обществе говорит то, как оно обращается со слоем населения, которое совершенно не в состоянии самостоятельно заявить о своих правах, а именно – к животным.

Да, я только что обозначил животных, живущих по соседству с человеком, зачастую более беззащитным и уязвимым социальным слоем населения. Не вижу никакой логической или этической проблемы в том, чтобы, смотря в карие глаза своей собаки, воспринимать его как личность, как существо мыслящее, чувствующее, радующееся и страдающее и считать его социальным слоем, нуждающимся в моей защите и покровительстве. А если я так отношусь к своей собаке, то в чем загвоздка, зачем применять двойные стандарты? Такое же отношение должно быть и к прочим живым существам, населяющим мой район, город, страну. 

На протяжении миллионов лет человечество жило и развивалось по соседству с существами, которых принято называть "животные". В силу своего интеллектуального превосходства, ставшего эволюционным превосходством над прочими, человек научился извлекать выгоду из одних живых существ, а других, несущих опасность, решил истреблять. Это было логично и, скорее всего, необходимо для выживания. Однако, сегодня мы живем, не сказал бы, что в очень просветленное и цивилизованное время, но зачатки уже должны бы появиться.

Несмотря на то, что космические корабли бороздят бескрайние просторы космоса, атом расщеплен, некогда совершенно дикие уголки планеты озарены сиянием нескольких палочек вай-фая, человек всё также остался полуголым первобытным животным с дубинкой в руках. Только, в отличие от прочих животных, слишком озлобленным, бессистемно разрушительным, несправедливым и в сущности, не самым приятным. Это явственно ощущается даже не в том, как жители разных стран взаимодействуют друг с другом, как этнические и национальные группы враждуют на почве сущей ерунды, да хотя бы даже как люди в одной коммунальной квартире, случайно столкнувшись на кухне, устраивают мировую войну, а в том, как один конкретный представитель человеческого рода может, совершенно без особых причин, отнестись к беззащитному щенку, которому не посчастливилось оказаться под его армейским сапогом.

Да, недавние события в Хабаровске в очередной раз всколыхнули общественность России, да и не только. Вдруг население огромной страны уже в сотый раз задумалось о том, что что-то в законодательстве не так относительно жестокого обращения с животными. Начали вспоминать, что в той же Великобритании первый закон в защиту животных от жестокости был принят аж в 1822 году (я напомню, что в США, цивилизованном оплоте человечества, индейцы, коренное население Америки, обрело права гражданина (читай – человека, в юридическом смысле) в 1924 году). Что во всех уважаемых странах уже давно регулируются взаимоотношения людей и животных тем самым гуманным способом, каким и должны, если прислушаться к совести и к чести. Так, например, 11 марта 2009 по всем странам Евросоюза вступил в силу запрет косметических тестов на животных. В Европе и США полностью запрещены петушиные бои. Последний штат, который их запретил, стала Луизиана в июне 2007 года. Производство фуа-гра как вид жестокого издевательства над птицами, считается уголовно наказуемым преступлением в Великобритании, Швейцарии, Израиле.

За студентами законодательно закрепляется право получать образование без участия в опытах на животных, альтернативным путём. Так, 75 % вузов Италии (ветеринарных) обучаются именно так. Запрещается ритуальный забой животных, содержание цыплят в тесных клетках, обрезание собакам хвоста и ушей, использование львов и других диких животных в цирках, содержание собак на цепи, а щенков и котят в душных витринах зоомагазинов. Чего уж говорить о массовых убийствах, зверствах, садизме и прочем?

Вот они, казалось бы, зачатки цивилизации, ответственность за то господствующее положение, которое человек, как вид, обрел на планете. Ведь, чем больше силы, тем больше ответственности. Давайте возденем руки к небу и возопим: "почему же, Россия, являясь такой большой и могущественной страной так безответственно относится к своим самым беззащитным слоям населения?". И почему моя собака, существо намного более разумное, ранимое и интеллектуальное, нежели большинство встречаемых мною людей по дороге на работу, не имеет статуса "слой населения, нуждающееся в защите".

Проблема даже не в том, что в части защиты животных от людей у нас вакуум в законодательстве. Как всем понятно и так, государство может наказывать тело, оно может диктовать правила игры, угрожая расправой за жульничество, но что оно может сделать с душой? У нас совершенно точно запрещено убивать людей, воровать, нарушать правила дорожного движения, эти-то части законодательства прописаны достаточно чётко, так что же, никто не ворует, не убивает и не переходит дорогу в неположенном месте?

Дело не в законах, законы лишь дадут возможность обществу с чувством полного удовлетворение со всей силой и мощью правовой системы с размахом опустить молот судебной системы на конкретного морального урода, позволившего себе слишком многое. Но от этого уродов меньше не станет. Как с гидрой, на месте одной головы вырастут сразу две, хотя, кое-какой видимый порядок, конечно же, появился бы.

Тем более, если говорить об уродах, позволяющих себе садизм по отношению к животным, напомню отрывок из криминальной психологии. Подавляющее большинство серийных убийц – это жалкие, полураздавленные личности с плохо развитым интеллектом. Объединяет их то, что когда-то в детстве все они были обижены: жили в неблагополучных семьях или подвергались насилию и унижениям. Именно это заставляет их искать такие ситуации и такую роль в мире, где они – навсегда униженные – могли бы чувствовать свою власть и значимость. Как правило, первыми жертвами будущих серийных убийц становятся животные. Издевательство над животными позволяет "отомстить" за свои обиды, ощутить свою силу и превосходство и в полной мере насладиться властью. Зачастую в эти моменты у серийного убийцы формируется представление о своей миссии в мире. Миссия придаёт его жизни смысл и переполняет значительностью. Все миссии серийных убийц не отличаются особой оригинальностью. Это всегда "улучшение" мира путём очистки его от "злых" и "плохих" составляющих. Такими сначала могут стать ”грязные” бездомные животные, а затем – "грязные" проститутки, бомжи, старики и т. д. Зная то, что с садизма по отношению к животным начинали очень многие серийные убийцы, можно полагать, что на достигнутом эти люди не остановятся. (Ronald M. Holmes, James E. De Burger "Serial Murder")

Проблема не в отсутствии законов и карающих инстанций, хотя и они нужны, достаточно просто вбить в любой поисковик "жестокое обращение с животными" и никаких сомнений не останется. Проблема в нас самих. В вас, господа цивилизованные. И дело не в том, что кто-то ест мясо, кто-то не ест. Кто-то носит на себе шкуры животных, кто-то нет. Дело в том самом ядре, из которого мы, как "венец эволюции", состоим. А если быть точнее, в том гнильце, которое заволокло это ядро. В том, что лично мы делаем для того, что бы защищать бедных, обездоленных, старых, и да, животных. Как каждый конкретный гражданин многомиллионного государства относится к старикам в своей собственной семье, молчу про посторонних. Как относится к соседям, не имеющим тех же благ, что и они. К дворняге, будь то собака, или человек, который пытается найти хоть какие-то объедки и пропавшие припасы в мусорных бачках, что бы не умереть с голоду. Или прячущегося в натопленных подвалах жилых домов, что бы не замерзнуть до смерти.

Дело в нас, считающих вот этого мягкого, пушистого шпица – личностью, требующую личного парикмахера, а вон того косолапого и одноглазого помоечного бродягу, волей случая оказавшегося в питомнике – недостойным жизни. Дело в нас, применяющих к одним одни нормы и стандарты, а к другим, ничем совершенно не отличающимся от первых – другие. Дело не в каком-то мифическом большинстве и "обществе", а в каждом конкретном члене общества, ведь общество начинается с меня, и то, что мы имеем сегодня – это то, кем мы являемся, и нет никакого смысла отмахиваться, считать себя чем-то существенно отличающимся от прочих. Все вот это – это все мы, я, ты. И каким оно будет завтра – зависит тоже от меня, от моего окружения, от вас, вашего окружения. От нас.

Акопян Г. Б. 

(Специально для компании ANSE)

Возврат к списку